05:52 

lock Доступ к записи ограничен

Тиберия
И, как говорила великая инквизиция, мы продолжаем жечь!
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

14:43 

22 июня

Даумантас
House Katsap - We do not jump.
22.06.2017 в 12:03
Пишет skuratov-belsky:

На официальном сайте Минобороны начал работу специальный раздел, посвященный событиям 22 июня 1941 года – началу Великой Отечественной войны





На официальном сайте Минобороны России запущен раздел, содержащий уникальные архивные документы — бесспорные свидетельства советских военачальников, очевидцев событий 22 июня 1941 года и первых дней Великой Отечественной войны из рассекреченных фондов Центрального архива Минобороны России.



Уникальные, ранее никогда не публиковавшиеся, архивные документы содержат ответы командующих округами, армиями, командиров корпусов и дивизий, осуществлявшим управление в первые дни войны на пять ключевых вопросов, подготовленных Военно-историческим управлением Генерального штаба Советской Армии.

Уникальной особенностью представленных документов являются строгие и по-военному четкие формулировки советских военачальников при оценке состояния вверенных им войск накануне войны.

В ответах советских командиров содержится исчерпывающая информация о ходе развертывания войск Прибалтийского, Киевского и Белорусского особых военных округов по «Плану обороны государственной границы 1941 года» и степени готовности оборонительного рубежа по линии государственной границы к началу войны.

Многие военачальники также поделились уникальными воспоминаниями об обстановке, в которой части и соединения впервые вступили в бой с немецко-фашистскими войсками.

Всего цикл содержит более 100 страниц рассекреченных воспоминаний советских военачальников, среди которых Маршал Советского Союза Иван Баграмян, который в июне 1941 года встретил войну в должности начальника оперативного отдела штаба Киевского особого военного округа (Юго-Западного фронта)

Особый интерес вызывают воспоминания заместителя начальника разведывательного отдела штаба Прибалтийского особого военного округа (Северо-Западного фронта) Кузьмы Деревянко, в которых дана всесторонняя оценка качества обеспечения разведданными командования округа и фронта накануне войны.

URL записи

@темы: WWII, история, ссылки

10:36 

Немного о Наполеоне, Суворове и СМИ.

divanmaster
-Вы любите одиночество? -Нет, я скотина коллективная. (с)
10:48 

Немного о Лермонтове.

divanmaster
-Вы любите одиночество? -Нет, я скотина коллективная. (с)
Тут недавно цитировали "Немытая Россия". Я не литературовед, поэтому про "фейк не фейк" рассуждать не буду. Оставлю профессионалам. Но мне ещё моя учительница по литературе говорила, что к авторству Лермонтова по определённым стихам нужно относится с долей скептиса.


Лермонтов в советском школьном каноне — Алина Бодрова от 20 сент. 2016 г.



И недавнее видео от историка Егора Яковлева (15 июн. 2017 г.)

@темы: политота, стихи, литература, видео, СССР, Россия, РИ, Лермонтов

17:14 

Ого! Оказывается, рок-н-ролл - это происки клятых коммуняк!)))

My Precious
Убогий человек, не имеющий ничего, чем бы он мог гордиться, хватается за единственно возможное и гордится нацией, к которой он принадлежит. (с) Артур Шопенгауэр
14.06.2017 в 13:36
Пишет Десса:

Читаю очень хорошую книжку про Дина Рида - "Трагедия красного ковбоя". Автор - Федор Раззаков - чертовски плодовитый, и тем удивительно, что идейно дядька очень правильный.

Интересный момент попался. Все знают, да, что в СССР были гонения на рок-н-рол?
А вот про США:

Стоит отметить, что песни в стиле кантри в те годы переживали очередной бум, вызванный появлением рок-н-ролла. Американская пропаганда приняла рок в штыки, отнеся его… к проискам коммунистов (дескать, это они придумали этот стиль, чтобы сбить с правильного пути американскую молодежь). Поэтому народные песни в стиле кантри всячески поощрялись, и певцы, которые их исполняли, были особенно привечаемы пропагандой.
.....
Тем временем закончились 50-е. В американской музыкальной индустрии это время было отмечено громким скандалом. По требованию администрации США, которая видела в рок-н-ролле рассадник порока, законодательная власть в конце 1959 года затеяла целый ряд судебных процессов против нескольких десятков радиостанций на предмет коррупции среди диск-жокеев. Последние обвинялись в том, что брали взятки от рок– и поп-менеджеров, после чего продвигали их исполнителей на первые места в хит-парадах и без конца крутили их песни. Эта «публичная порка» была настолько масштабной, что в Сенате США была даже создана специальная подкомиссия по этому делу. Под каток репрессий угодили многие знаменитые менеджеры, в том числе и «Король биг-бита» Алан Фрид, которого суд упек за решетку на несколько лет (неволя подорвет здоровье Фрида, и, освободившись из тюрьмы, он вскоре умрет в возрасте 42 лет).
Нашего героя эта кампания нисколько не коснулась, поскольку его хиты продвигать в массы с помощью взяток никто не собирался.


Подтверждения попадаются:

Узнав, что на этих рок-н-ролльных концертах собираются вместе белые и чёрные, вдобавок не просто слушают музыку, а ещё выражают агрессию и громят сцену, американская общественность объявила войну рок-н-роллу.
По радио и телевидению - повсеместно выступали известные личности, которые заявляли о том, что рок-н-ролл разрушит Америку и призывали бойкотировать этот стиль. В школах запрещали носить джинсы, как атрибут тинейджерства, сенаторы говорили об этой музыке не иначе, как о «чёрной заразе», некоторые позволяли себе называть эту заразу коммунистической.


URL записи

Безумно веселит подобное. Казалось бы, простейший приём - свалить на "врага" всё, что не нравится власти, но сколько же народа на него стабильно ведётся! Вот уж воистину - дураков не сеют, не жнут... МММ будет жить вечно.

@темы: Политика, Шопопало

11:17 

Тоталитаризм без причин и следствий. Продолжение статьи В. Л. Толстых "Миф о войне...

Начало в предыдущем посте.

5. Вторая мировая война дискредитировала миф Просвещения, наглядно показав, что результатом социального давления могут быть газовые камеры и ковровые бомбардировки. Просвещение, однако, сумело оправдаться посредством создания мифа о войне, редуцировавшего этот и целый ряд других аспектов и возложившего всю полноту ответственности на Гитлера и его окружение. Немецкий народ перестал рассматриваться как коллективный преступник и стал жертвой, — его вовлеченность в войну была интерпретирована как результат чудовищного обмана. Возложение ответственности на нацистскую верхушку имело своим следствием общую стигматизацию политической сферы, центром которой является государство. Любое усиление государства, выраженное в попытке консолидации общества или использовании чрезвычайных полномочий, отныне рассматривается как тоталитарная тенденция, которой следует противодействовать, используя все возможные инструменты.
С разоблачением чудовищного обмана нацизма и искоренением индивидуального зла массы оказываются просвещенными, очищенными от подозрений и защищенными от повторения своей ошибки.[1] Социальное давление, таким образом, снова реабилитировано, равно как и политические и правовые формы, создающие процедурные рамки для его осуществления. Более того, просвещенность масс легитимирует их еще большую роль в политике (сравнительно с той ролью, которую они играли до войны). Ю. Хабермас формулирует данный тезис следующим образом: «…Преодоление фашизма образует особую историческую перспективу, из которой следует понимать постнациональную идентичность, сформированную на универсалистских принципах правового государства и демократии».[2] Сомнения здесь вызывает очевидная несоразмерность между онтологическим характером ужаса Холокоста и политическим характером извлекаемых из него уроков, — получается, что главный из них состоит в необходимости соблюдения законов и участии в выборах.
Обратной стороной стигматизации политической сферы является идеализация неполитической сферы, т.е. сферы экономических отношений, и создание благоприятных условий для экспансии рыночных механизмов социального регулирования. Значение рынка, таким образом, выходит за пределы товарно-денежного обмена, — рынок становится основанием общего и индивидуального процветания и счастья. На доктринальном уровне эта идея, впервые высказанная еще Р. Кобденом в середине XIX в.[3], раскрывается в работах Л.Ф. Мизеса и Ф.А. фон Хайека. Нетрудно заметить, что в своих главных следствиях миф о войне резонирует с политической и экономической программой либерализма, создавая условия для ее тотального господства.
6. Для того, чтобы отсечь политическое от неполитического, стигматизировать первое и оправдать второе, Просвещение было вынуждено вывести политическое за пределы рационального и тем самым отчасти опровергнуть само себя. Тоталитаризм представлен мифом о войне как зло, вошедшее в этот мир откуда-то извне и являющееся источником себя самого. Он не является немецким, западным, капиталистическим, технологическим или любым иным описываемым синтетическим способом феноменом, — он является тоталитарным. Эту особенность наглядно иллюстрирует образ Гитлера, целостный и наполненный только в контексте Холокоста и утрачивающий эти качества в любых иных контекстах.
Иррациональностью тоталитаризма объясняется аналитический характер большей части его исследований: Ф.А. фон Хайека (тоталитаризм как государственный контроль над экономикой и плановая организация общества)[4]; К. Поппера (фашизм как деятельность племенного или «закрытого» общества)[5]; Э. Джентиле (фашизм как сакрализация политики)[6]; Р. Гриффина (фашизм как палингенетический ультранационализм)[7]; К. Фридриха и З. Бжезинского (шесть признаков: одна идеология, однопартийность, использование террора и др.)[8], У. Эко (четырнадцать признаков: традиционализм, неприятие модернизма, культ действия и др.)[9] и пр.; как справедливо отмечает Дж. Агамбен, «разыскания Арендт практически не получили какого-либо продолжения»[10]. Будучи аналитическими, данные исследования не дают нового знания (И. Кант) и не позволяют приблизиться к пониманию современных проблем.
Другой стороной иррациональности тоталитаризма является его случайный характер: тоталитаризм не является ни причиной, ни следствием, он не вытекает ни из одного из предшествующих событий и не трансформируется ни в одно из событий последующих. Данное заключение не только снимает подозрение с западных институтов, но и восстанавливает весь ход западной истории (этот момент хорошо почувствовал С. Жижек в своей критике Ю. Хабермаса: «фашистские режимы для него являются случайным отступлением (задержкой, регрессом), которое не затрагивает основную логику модернизации» [11]). В каком-то смысле оно выражает неизбежное стремление к самосохранению: полноценная жизнь общества, допускающего, что именно оно несет ответственность за Холокост, является невозможной.
Иррациональность тоталитаризма во многом объясняет то безразличие, с которым современные защитники мира относятся к последствиям своей борьбы с ним: если тоталитаризм является внешним по отношению к любой среде, значит, его искоренение не должно иметь негативных последствий для экономики и социальной сферы; если же таковые все же имеют место, их надлежит рассматривать в качестве остаточных явлений. Здесь же есть и объяснение момента реакции: если тоталитаризм приходит из ниоткуда, — значит, его приближение нельзя заметить и ему нельзя противодействовать на ранних этапах его созревания. Если война является злым волшебством, то она может быть преодолена только добрым волшебством, которое невозможно организовать.
7. Резюмируя, можно сказать, что существующий миф о войне является либеральной (разделяющей политику и экономику); редуцированной (учитывающей только некоторые аспекты); аналитической (стремящейся к определению события как такового); иррациональной (апеллирующей к случайному) идеей. Альтернативу ей составляют марксистская[12] и консервативная идеи войны.
В отличие от либерализма марксизм не редуцирует экономические, технологические и культурологические аспекты войны и видит в них главную причину катастрофы. Экономические предпосылки раскрываются традиционным марксизмом следующим образом: неизбежная для капитализма неравномерность экономического развития приводит к тому, что новое соотношение сил не соответствует распределению сфер влияния; война является способом перераспределения данных сфер; ее дополнительной причиной является стремление капитализма устранить противоположную ему социально-экономическую систему социализма[13]; фашизм определяется как «особая форма классового господства буржуазии»[14].
Технологические аспекты раскрываются в исследованиях Франкфуртской школы. По мнению В. Беньямина, если естественное использование производительных сил сдерживается имущественными отношениями, то нарастание технических возможностей вынуждает к их неестественному использованию; они находят его в войне, которая своими разрушениями доказывает, что общество еще не созрело для того, чтобы превратить технику в свой инструмент; империалистическая война — это мятеж техники, предъявляющей требования, для реализации которых общество не дает естественного материала.[15] Г. Маркузе делает акцент на роли техники как инструмента социального контроля.[16] Э. Мандель ограничивается более простым тезисом о том, что Холокост был помимо прочего продуктом все более выходящей из-под контроля со стороны человеческого разума капиталистической промышленности, движимой все более ожесточенной конкуренцией.[17]
8. Консерватизм в значительной степени игнорирует экономические и технологические аспекты, — внимание к ним интерпретируется им как свидетельствующее о глубинной общности либерализма и марксизма (со своей стороны, последние упрекают консерватизм в предрасположенности к национализму). Консерватизм обращен к политическому, которое, по его мнению, должно выстраиваться на основе учета существующих традиций. Консерватизм придает большое значение национальной и иной коллективной идентичности, обеспечивающей самоидентификацию индивидов, и предлагает иное понимание нации, — не как математического множества, а как тела, внутри которого есть неоднородность и иерархия. Отсюда следует признание необходимости государственного регулирования, осуждение вмешательства во внутренние дела, уважение к религии.
Консервативная идея войны в общих чертах выглядит следующим образом: война является результатом сбоя в политическом (в этой части есть совпадение с либерализмом); данный сбой проявляется в разрушении внутренний иерархии общества и формировании массовых движений изолированных индивидов; причинами сбоя являются подрыв традиционных ценностей, вызванный распространением эгалитарных либеральных и марксистских идей, и/или унижение нации.
Консерватизм не обладает внутренним единством, каждый автор пытается построить собственную систему, часто отличающуюся национальной спецификой. Исследований, отражающих консервативное представление о фашизме, тоталитаризме и войне, — немного; среди имеющихся следует упомянуть работы представителей немецкого и итальянского консерватизма: К. Шмитта (концепция номоса, понятие дискриминационной войны)[18], Х. Арендт (тоталитаризм как массовое движение изолированных обывателей)[19], Г. Рормозера (фашизм как реакция на кризис либерализма, не обеспечивающего признания)[20], Ф. Нитти (война как реакция на национальное унижение Германии)[21], Ю. Эволы (фашизм как реакция на кризис идеи государства, разграничение итальянского фашизма и немецкого национал-социализма)[22].
[1] Э. Юнгер иронизирует в связи с этим: «Но если конфликт все же возник, например, разразилась война или было совершено преступление, то он трактуется как заблуждение, повторения которого можно избежать с помощью воспитания или просвещения. Заблуждения якобы появляются только потому, что людьми еще не вполне осознаны факторы, влияющие на грандиозную калькуляцию, в результате которой должно получиться полностью гомогенное население земного шара — принципиально доброе и разумное, а потому всецело защищенное человечество» (Об опасности (1931) // Националистическая революция. Политические статьи 1923-1933. Пер. с нем. А. Михайловского. М.: Скименъ, 2008. С. 254).
[2] Хабермас Ю. Политические работы. Пер. с нем. Б.М. Скуратова. М.: Праксис, 2005. С. 141.
[3] «…В принципе свободы торговли я вижу силу, которая в нравственном мире будет действовать так же, как закон всемирного тяготения во Вселенной, — сближая людей, устраняя вражду, вызываемую различием рас, религий и языков, соединяя нас узами вечного мира» (Цит. по: Линдси Б. Глобализация: повторение пройденного. Неопределенное будущее глобального капитализма. М.: Альпина Бизнес Букс, 2006. С. 108).
[4] Хайек Ф.А. фон. Дорога к рабству. Пер. с англ. М. Гнедовского. М.: Новое издательство, 2005.
[5] Поппер К. Открытое общество и его враги (в 2-х томах). М.: Феникс, Международный фонд «Культурная инициатива», 1992.
[6] Джентили Э. Фашизм, тоталитаризм и политическая религия: определения и критические размышления над критицизмом интерпретации. gefter.ru/archive/10519.
[7] Griffin R. The Nature of Fascism. Psychology Press, 1991. В другой работе Р. Гриффин рассматривает фашизм как политический вариант модернизма (Griffin R. Modernism and Fascism: The Sense of a Beginning under Mussolini and Hitler. Basingstoke: Palgrave Macmillan, 2007).
[8] Friedrich C.J. and Brzezienski Z.K. Totalitarian Dictatorship and Autocracy. Second Edition. New York : Praeger, 1965.
[9] Эко У. Вечный фашизм // Пять эссе на темы этики. Пер. с итал. Е. Костюкович. СПб.: Симпозиум, 2005.
[10] Агамбен Дж. Homo sacer. Суверенная власть и голая жизнь. М.: Европа, 2011. С. 10.
[11] Жижек С. 13 опытов о Ленине. Пер. с англ. А. Смирнова. М.: Ад Маргинем, 2003. С. 182.
[12] «Величайшее интеллектуальное притяжение марксизма состоит в его (на сегодняшний день уникальной) способности достигать рационального, всеобъемлющего и гармоничного соединения всех наук об обществе» (Мандель Э. Почему я марксист. Пер. К. Медведева. www.redflora.org/2012/02/blog-post_17.html).
[13] Подробнее см.: История Великой Отечественной войны Советского Союза 1941-1945 гг. Том 1. Подготовка и развязывание войны империалистическими державами. M.: Воениздат, 1960. С. XVI-XVII. Примерно на такой же позиции стоял Л.Д. Троцкий (Бонапартизм, фашизм и война. revkom.com). В исследованиях В.Ю. Катасонова делается акцент на подрывной роли международного финансового капитала (Англо-американские хозяева денег как организаторы Второй мировой войны. www.russiapost.su/archives/47929; Капитализм. История и идеология «денежной цивилизации» М.: Институт русской цивилизации, 2013).
[14] XIII пленум ИККИ. Стенографический отчет. М., 1934. С. 589.
[15]Беньямин В. Произведение искусства в эпоху его технической воспроизводимости. forlit.philol.msu.ru/Pages/Biblioteka_Benjamin.....
[16] «…Неразрешенный конфликт между производственным потенциалом общества и его деструктивным и репрессивным использованием неизбежно ведет к усилению власти аппарата над населением… Таким образом, система тяготеет одновременно к тотальному администрированию и к тотальной зависимости от администрирования» (Маркузе Г. Одномерный человек. Пер. с англ. А.А. Юдина. М.: АСТ, 2009. С. 60).
[17] Мандель Э. О материальных, социальных и идеологических предпосылках нацистского геноцида. Пер. К. Медведева. www.redflora.org/2012/05/blog-post_9976.html
[18] Шмитт К. Номос Земли в праве народов jus publicum europaeum. Пер. с нем. К. Лощевского и Ю. Коринца под ред. Д. Кузницына. СПб., Владимир Даль, 2008.
[19] Арендт Х. Истоки тоталитаризма. М.: Центрком, 1996. Сама Х. Арендт не считала себя консерватором.
[20] Рормозер Г. Кризис либерализма. Пер. с нем. А.А. Френкина. М.: Институт философии Российской академии наук, 1996.
[21] Нитти Ф. Европа без мира. Пер. с ит. М. Павловича. Петроград – Москва: Издательство «Петроград», 1923.
[22] Эвола Ю. Фашизм: критика справа. Пер. с итал. В. В. Ванюшкиной. М.: Реванш, 2005.

oduvan.org/chtivo/stati/totalitarizm-bez-prichi...

@темы: тоталитаризм, Толстых, Вторая мировая война, миф

23:06 

пятиминутка правильной пропаганды

Даумантас
House Katsap - We do not jump.
19:13 

Найди родную сторонку на карте империи.

divanmaster
-Вы любите одиночество? -Нет, я скотина коллективная. (с)
Представляем набор из 82 открыток - по одной на каждую губернию Российской империи образца 1856 года.

На каждой открытке представлен обзор культуры, истории, экономики и географии провинции. На лицевой стороне открытки описаны главные отличительные особенности провинции: реки, горы, крупные города и ключевые отрасли промышленности.

На оборотной стороне каждой открытки изображена карта и печать провинции, приводится информация о населении, а также изображена традиционная одежда местных жителей.

Полный набор карточек в прилагаемом документе.


Ссылка на источник и документ для скачивания из проекта "Цифровая история".

Вроде, в документе не всё есть, но я пока невнимательно изучила. Но свою губернию нашла)


@темы: картинки, история, Россия, РИ

06:19 

Доступ к записи ограничен

divanmaster
-Вы любите одиночество? -Нет, я скотина коллективная. (с)
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

13:14 

Респектуем, в натуре!

divanmaster
-Вы любите одиночество? -Нет, я скотина коллективная. (с)
21:24 

Правда №9311

Новый Дежурный
Пишет Гость:
24.05.2017 в 21:00


Тред о вашей любимой музыке, которую не понимают/не любят ваши близкие или окружение (друзья, половинки, родные, коллеги etc). Приветствуются рассказы об их реакции на конкретный трек/исполнителя

Вопрос: ?
1. Расскажу!  6  (10.91%)
2. Почитаю!  14  (25.45%)
3. Мне все равно!  35  (63.64%)
Всего: 55

@темы: музыка

20:58 

Правда №9136

Новый Дежурный
Пишет Гость:
24.03.2017 в 21:03


Как стать действительно хорошим писателем?

Пишет Гость:
21.04.2017 в 21:06


Тред обучения писательству.
запись создана: 04.04.2017 в 22:25

Вопрос: ?
1. Расскажу!  2  (2.3%)
2. Почитаю!  42  (48.28%)
3. Мне все равно!  43  (49.43%)
Всего: 87

@темы: творчество

20:57 

Правда №9291

Новый Дежурный
Пишет Гость:
21.04.2017 в 21:06


Пользуешься ли софтом для писателей, о анон-фикрайтер? А сайтами с советами для авторов? какими?

Вопрос: ?
1. Расскажу!  1  (1.79%)
2. Почитаю!  17  (30.36%)
3. Мне все равно!  38  (67.86%)
Всего: 56

@темы: творчество

17:03 

на заметку

Даумантас
House Katsap - We do not jump.
А то мы постоянно оперируем применительно к государственным образованиям Средневековья современными терминами, а потом сами же вынуждены доказывать всяким национально-упоротым товарищам, что государств с названием Киевская Русь, или там Московская Русь, никогда не существовало, и спотыкаемся об ответный вопрос «а как же тогда они именовались?» Ну, про Киев уже говорено-переговорено. А вот Низ, который Залесье, который Северо-Восточная Русь, который Ростово-Суздальская земля, который Владимиро-а-а-а-адержитеменясемерокогдажеужеэтиназваникончатся!!!


Из Горского:

Великий князь Северо-Восточной Руси - Владимирский или Суздальский?

В исторической науке закрепилась традиция именовать верховных правителей Северо-Восточной Руси начиная со второй половины XII в. «великими князьями». Это соответствует данным источников, в которых определение «великий» при княжеском титуле последовательно употребляется по отношению к Всеволоду Юрьевичу (с 80-х годов XII в.) и его преемникам. Не столь ясен вопрос о территориальном определении титула. В историографии великие князья Северо-Восточной Руси фигурируют либо без него, либо как «великие князья владимирские», то есть определяются по городу, ставшему столицей земли с правления Андрея Боголюбского. Вопрос о том, каково было территориальное «наполнение» титула в источниках, не ставился – видимо, потому, что в подавляющем большинстве случаев оно не упоминается, речь идет просто о «великом князе». Однако это не значит, что территориального определения не существовало. Большинство упоминаний великих князей Северо-Восточной Руси присутствуют в источниках местного происхождения, где в уточнении не было необходимости: их авторам и предполагаемым читателям было ясно, что речь идет о великом князе их земли. В источниках же, происходящих из других политических образований, территориальное определение встречается.

Галицко-Волынская летопись под 6732 г. (повесть о битве на Калке): «Юрья же, князя великого Соуждальского, не бы в томъ свѣтѣ». Там же под 6734 г.: «ѣха Василко Соуждалю на свадбоу шоурина своего ко великому князю Юрью». Под 6745 г. (повесть о нашествии Батыя): «Кюръ Михаиловичь же оутече со своими людьми до Соуждаля и поведа великомоу князю Юрьеви безбожных агарянъ приходъ нашествие». Под 6758 г. говорится, что татары «Ярослава, великого князя Суждальского, и зелиемь умориша». В рассказах о битве на Калке и об отравлении Ярослава определение «суздальский» присутствует прямо, а в двух других случаях фактически: рядом с упоминанием Юрия с великокняжеским титулом называется Суздаль (как синоним земли).

О наличии в титуле верховного правителя Северо-Восточной Руси элемента «суздальский» свидетельствуют также иностранные источники. Генрих Латвийский в «Истории Ливонии» определял его как «князя суздальского» или «великого князя суздальского» (rex de Susdalie, magni regis de Susdalia)5. Венгерский монах Юлиан, посетивший Северо-Восточную Русь накануне Батыева нашествия, именует Юрия Всеволодича «князем Cуздаля» (dux de Sudal). Посол римского папы к монгольскому великому хану Плано Карпини в своей «Истории монголов» называет Ярослава Всеволодича (с которым он общался в Монголии в 1246 г.) «великим князем в части Руси, которая называется Суздаль» (dux magnus in quadam parte Ruscie que Susdal nominator).

Таким образом, полный титул верховного правителя Северо-Восточной Руси звучал как «великий князь суздальский». То есть он был ориентирован на название не стольного города, а государства. А таковым была «земля Суздальская» (по старой столице, времен первого самостоятельного князя – Юрия Владимировича Долгорукого)[Этот термин встречается и в иностранных источниках: terram Svdal, terram Sudal у Юлиана, de terra susdaliensi, in terram susdaliensem у Плано Карпини]. Соответственно и главный князь мыслился как великий князь суздальский, то есть «главный князь Суздальской земли».

В ордынскую эпоху определение «суздальский» в титуле главного князя Северо-Восточной Руси выходит из употребления. С 40-х годов XIII в. верховные правители Суздальской земли получают под свою власть от монгольских ханов Киев. Это давало им номинальное старейшинство на всей Руси и, соответственно, право именоваться «князьями всея Руси» (как в домонгольский период могли определяться только киевские князья). В конце XIII в. владимирские князья утрачивают Киев, но сохраняют статус главных русских князей. В результате титул великий князь суздальский сливается с определением князь всея Руси в единую формулу – великий князь всея Руси. Так именуются владимирские князья начиная с Михаила Ярославича (1305–1317 г.), хотя официальным (обязательным в документации, исходящей из великокняжеской канцелярии) титулом «великий князь всея Руси» стал только при Иване III в конце XV в.. Определение «суздальский» в «объединенный» титул не вошло, так как, с одной стороны, территориальное наполнение титула великих князей стало шире (распространилось на всю Русь), а с другой – Суздаль с 50-х годов XIII в. стал столицей особого княжества со своей собственной линией потомков Всеволода Юрьевича и во владения великих князей, как это было в домонгольскую эпоху, больше не входил.

@темы: история

18:42 

...

Даумантас
House Katsap - We do not jump.
15:05 

Рим как колыбель цивилизаций: восточная политика поздней республики

От редакции. Внимание, которое Одуванчик уделяет римской тематике (метка «Рим») объясняется тем, что для народов христианской культуры именно Рим является основой идентичности. Разные народы отошли на разное расстояние от Рима в культурном и политическом плане, однако и сейчас претензии европейской цивилизации на культурную гегемонию в современном мире явно или неявно основаны на том, что Европа является наследницей античности, то есть Греции и Рима.

Для правильного понимания ситуации важно знать, что до XI века существует единая христианская цивилизация. Можно ее назвать и по составным частям, входящим в ее состав: европейско-варварско-ромейской. Неправомерно использовать слово Европа как название целого, всей цивилизации, потому что это на тот момент одна только часть цивилизации, и не самая важная — поздно христианизированная, не имеющая письменной культуры и цивилизованных форм общежития. Если уж использовать название одной из частей для названия целого, естественно говорить о ромейской, византийской цивилизации. За это и преемственность от Рима, и культурное влияние, и политическое единство.

Далее, в XI-м веке происходит раскол единой прежде цивилизации на две — католическую Европу и православную Византию. Различия между этими цивилизациями проявились очень ярко и проявляются до сих пор, и вопрос о преемственности по отношению к Риму всё ещё является актуальным как в научной, так и в культурной сфере.

Чтобы иметь возможность принять какую-то сторону в ведущейся дискуссии и определиться по существу, нужно как минимум лучше знать римскую культуру. Свой посильный вклад в этот процесс делает Одуванчик и его авторы.

Сегодня мы представляем своим читателям первую часть работы Тимофея Алёшкина о Риме накануне парфянской войны и о предыстории похода на восток римского полководца Красса. Имея сил не меньше, чем за три века до этого Александр Великий, Красс потерпел сокрушительное поражение, изменившее вектор восточной политики республики на много десятилетий вперёд. В чём причина поражения? Почему сильному Риму не удалось то, что получилось у не столь сильной Македонии? И шире, что правит историей — случай или закономерность? Чтобы разобраться в этих вопросах на конкретном примере, читайте эссе о Крассе, в котором доступно и просто объясняются сложные вопросы истории, экономики и политики.

Ссылка на скачивание на сайте
oduvan.org/chtivo/esse/rim-kak-kolyibel-tsivili...

@темы: история, Рим, Красс

22:53 

Правда №9276

Новый Дежурный
Пишет Гость:
21.04.2017 в 21:05


Годных интернет-курсов для самообразования тред.

Вопрос: ?
1. Поделюсь!  3  (6.12%)
2. Почитаю!  18  (36.73%)
3. Мне все равно!  28  (57.14%)
Всего: 49

@темы: реал: учеба/работа, интернеты

13:33 

карта былинного мира)

Даумантас
House Katsap - We do not jump.


Arzamas # По ссылке — флешка с всплывающими пояснениями.

@темы: фольклористика

14:21 

Кэрол Хилленбранд "Крестовые походы. Взгляд с Востока: мусульманская перспектива"

Galadriel2
Шпенглер & Инститорис
Необычайно интересное, обширное и уникальное в своем роде исследование. Литература о Крестовых походах чуть более, чем бесконечна, но вся она описывает их исключительно с Западной стороны: что двигало нашими пассионариями, как они собирались, как воевали, как закреплялись на Левантийском побережье. И крайне мало говорится о том, как воспринималось это, собственно, завоевание арабской стороной.
Хиллебранд в своей книге дает сначала хронологический анализ, а потом разбирает отдельные аспекты жизни жизни мусульман, связанные с эпохой Крестовых походов. При этом в своих исследованиях она опирается в основном именно на мусульманские источники и временами - на западные, но посвященные также мусульманской проблематике. Понятно, что анализ получается несколько однобоким, но автор изначально оговаривается, что в этом и был смысл исследования - чтобы уравновесить хоть немного огромные объем литературы, посвященной западному взгляду и опирающийся на западные источники. Чтобы комфортно читать эту книгу, желательно иметь хотя бы общее представление о Крестовых походах "со стороны запада", их хронологии, основных лидерах и т.д.
Между прочим, автор делает изначально очень интересное замечание, что мусульмане соответствующего периода Крестовые походы именно как походы не воспринимали, и подобный термин появился в восточной литературе только веке в 19. Для них это было просто завоевание, поскольку крестоносцы довольно быстро закрепились на их земле, основали четыре королевства, захватили порты и использовали уже эту землю как плацдарм для дальнейших военных действий.
Еще одно столь же важное замечание общеисторического характера: если для Запада Крестовые походы были явлением уникальным, то мусульманскому миру примерно в тот же период пришлось отражать атаки пришедших с востока татар, так что для них крестоносцы были лишь еще одной напастью и, пожалуй, даже менее угрожающей. Огромный успех Первого Крестового похода Хилленбранд объясняет, в первую очередь, политической нестабильностью восточных государств того времени, вызванной смертью нескольких значимых лидеров и отсутствием объединяющей силы. К тому же подвергнувшиеся нашествию крестоносцев области представляли собой не единое государство, а несколько разных, даже исповедующих разные течения ислама. И на протяжении всего периода Крестовых походов, с некоторыми исключениями, продолжали грызться между собой столь же активно, как и со внешним врагом. Более того, заключали союзы с франками против других мусульман. Конечно, на этом фоне разношерстное войско крестоновцев выглядит довольно едино - по крайней мере тем, кто добрался до Леванта, уже было не до внутренних разногласий.
Отдельное внимание автора посвящено трем важным мусульманским лидерам, наиболее успешно боровшимся с крестоносцами - Нур ад-дину, Саладину и Бейбарсу. Из них наиболее известен, конечно, Саладин - он и с Ричардом Львиное Сердце чуть ли не дружил, и в романе Вальтера Скотта упоминается, и в фильме "Царствие небесное" прекрасен как заря. При этом Хилленбранд замечает, что на Востоке как раз на протяжении длительного времени народными героями-освободителями были Нур ад-дин и Бейбарс, а к Саладину сильно запоздалая слава пришла с Запада веке в 19. Хотя, конечно, это именно Саладин взял Иерусалим - но для мусульман этот город всегда был святыней "второй категории" по сравнению, например, с Мединой, и как собственно поселение и укрепление тоже ничего особенного собой не представлял. Поэтому почитать про Нур ад-дина и Бейбарса и их кампании было интереснее - я лично про них раньше не знала ничего вообще.
Хилленбранд разделяет всю хронологию Крестовых походов с точки зрения мусульман на три периода: Первый Крестовый поход, потом с 1100 по 1174 годы (Нур ад-дин), потом с 1174 по 1291 (Саладин и Бейбарс). И если в первом периоде мусульманские государства и войска значительно слабее крестоносцев и поэтому быстро сдают свои позиции, то к последнему периоду они становятся значительно сильнее, в том числе научивших у франков и татар приемам ведения войны. Плюс, конечно, численное превосходство.

Очень интересно автор пишет о том, как мусульманский мир постепенно вырабатывал концепцию политической пропаганды "антикрестовых" походов, основанную на идее джихада. В этот же период и по причине "социального заказа" идея джихада сама получает свое развитие в трудах мусульманских ученых. Для меня был большим откровением тот факт, что хотя в "области ислама" и допускалось вполне существование приверженцев других религий, при условии, что они веровали в единого бога (так существовали иудеи, и никто их особо не трогал), к христианам быстро начало применяться клише "неверных многобожников" - а против них как раз Коран и предписывает вести джихад. Почему же многобожников? - из-за концепции Троицы, суть которой при едистве бога никто не пытался особо постичь, к тому же это было очень удобно. Война с крестоносцами, таким образом, становилось войной за веру, а не просто за пару портов, а успешный военный лидер становился лидером *всех* мусульман - что позволяло гораздо легче решать "внутриисламские" проблемы с другими претендентами на лидерство.

Самая интересная глава в книге, пожалуй, касается того, как мусульмане воспринимали франков - на уровне как работ ученых, так и воспоминаний отдельных частных людей. Это довольно забавно, учитывая глобальные расхождения в двух обществах в куче аспектов, в том числе "бытовых". Несмотря на непрекрашающиеся, но вялотекущие войны, естественно, были и франки, прочно осевшие на востоке и подружившиеся с мусульманами, и наоборот. Между прочим, одна из распространенных характеристик-оскорблений - то, что франки были грязнулями в прямом смысле этого слова, т.к. не имели привычки регулярно мыться (что у мусульман, естественно, требуется еще и по религиозным основаниям). "Антикрестовая" концепция ритуального очищения области ислама от неверных тут тоже пришлась очень ко двору :-) Впрочем, смешного и странного для обоих сторон в этих взаимоонтошениях было очень много, автор пересказывает несколько таких мусульманских баек о странных франках.

Довольно большой раздел в книге посвящен военной науке того времени, способам ведения войны, оружию, крепостям и тд. Интересно, что при столь длительном периоде постоянных военных действий крупных сражений было всего ничего, и то они представляли собой в основном штурмы городов, а не битву двух воинств в чистом поле. Из всего сказанного Хилленбранд нельзя не заметить, как значительно качественно улучшилась мусульманская армия за эти двести лет. Впрочем, автор замечает, что вялые попытки мусульман догнать крестоносцев в войне на море потерпели поражение. Из всех крупных военных лидеров только один Саладин всерьез пытался сделать приличный военный флот, но за отсутствием опыта и объективным отсутствием леса и железа в необходимом количестве потерпел в итоге поражение. Бейбарс же, который взялся было за это дело чуть позднее, также потерпел очень дурацкое поражение и махнул рукой, радуясь, что легко отделался. Моряки были очень малоуважаемыми людьми на востоке, по сравнению с сухопутными воинами, от них не ждали ничего хорошего и их не жалели, если что.

Последний раздел в книге посвящен эволюции восприятия Крестовых походов в мусульманском мире и современной интерпретации. У меня сложилось впечатление, что если для нас Крестовые походы - это примерно такие же дела давно минувших дней, как Троянская война, то для пропаганды мусульманского мира - куда более актуальный "ужастик", оправдывающий ведение джихада против Запада. Хилленбранд приводит несколько частных случаев из близкой нам истории, в частности, тот факт, что на роль второго Саладина, ведущего войну за веру и освобождение земли, претендует Садам Хусейн. Или арабский же концепт, что государство Израиль по сути есть новое "королевство крестоносцев", и как предыдущие мусульманам после двухсот лет наконец удалось разрушить, так и сейчас мусульманам нужно просто запастись терпением. Понятно, что трактовки всяких радикальных группировок еще более... радикальны. Книга была написана в 1999 году и, боюсь, автор сейчас с ужасом наблюдает, что все ее осторожные выводы из истории тысячелетней давности становятся все более актуальными - хотя обсуждать конкретно этот аспект дальше не хотелось бы. Остановимся на падении Акры в 1291 году.

@темы: Крестовые походы

03:02 

Пятиминутка евроинтеграции

Wizzard Rick
Ось ти і нігра похилих років
14.05.2017 в 18:39
Пишет Даумантас:

цена евроинтеграции
Болгары предпочитают спасаться поодиночке. Популярна шутка: «У Болгарии есть два выхода из кризиса — терминал 1 и терминал 2 в аэропорту». Молодые, талантливые и упрямые пакуют вещи и бегут без оглядки, оставляя стариков умирать в деревнях. Север страны, где безработица составляет (по официальным данным) 60% (!), обезлюдел. Редкие туристы сравнивают его с чернобыльской зоной. За последние 20 лет страну покинули 2 млн. человек. Страна потеряла больше людей, чем за две мировые войны, но это не предел. Экономический кризис совпал с ужасающей по масштабам демографической катастрофой. К 2060 году население Болгарии составит всего 5 млн. человек, из которых 1,5 млн. — цыгане. Болгары как единый народ с древнейшей православной культурой обречены.

«В прошлом году родилось всего 62000 детей, — говорит тележурналист Иво Христов. — Это самая низкая рождаемость с 1945 года. Болгария тает быстрее всех европейских стран. Хуже результат только у Эстонии. За всю свою 1300-летнюю историю наша страна никогда не была так близка к распаду».
#

Хан Аспарух как бы взирает на незадачливых своих потомков:



URL записи

@темы: Занимательное

Звездный перекресток

главная