00:43 

Перевод. "Иногда взрослые тоже играют в прятки". Толкин, Сильмариллион. Часть 2.

Альскандера
"А хотя бы я и жадничаю - зато от чистого сердца!" (с)
Название: Иногда взрослые тоже играют в прятки
Fandom: «Сильмариллион» Дж. Толкина.
Автор: Ithilwen of Himring
Переводчик: Альскандера
Персонажи: Феанор/Нерданэль, феаноринги, Фингон, Финвэ, Оромэ.
Рейтинг: R
Краткое содержание: Нерданель покидает Феанора и маленькие Амрод и Амрас убегают из дома, чтобы найти маму.
Предупреждения: angst, семейная драма, ГЕТ и насилие (в последней главе, non-graphic), имена на Квенья (список их перевода на Синдарин приводиться в конце каждой главы).
Авторские права: Мир Арды и персонажи принадлежат Дж. и К. Толкинам, рассказ - Ithilwen of Himring, перевод – Альскандере. Никаких доходов с этого рассказа ни автор, ни переводчик не имеют.
Оригинал рассказа: ithilwen-fics.dreamwidth.org/7522.html
Разрешение на перевод: получено
Размещение перевода в Сети: свободное, только пришлите, пожалуйста, ссылку
Всего частей: 6


Иногда взрослые тоже играют в прятки.

Часть 2.


«Как же велика ваша красота»… - Думал Феанаро, глядя на лучшие из своих рукотворных камней и поворачивая их то одной, то другой стороной, чтобы видеть игру волшебного света на гранях.

«И красота ваша – вечна, ваше сияние никогда не потускнеет, столь же вечно освещая мои дни. Когда-то я думал, что и в душе моей жены лучится столь же неизбывный свет. Но он померк. Ах, Нерданэль, твоя феа горела так ярко в первый день нашей встречи… Что же случилось? Отчего это пламя угасло, и угли подернулись пеплом, сквозь который лишь кое-где еще проступают искорки былого жара?»

Потом он вспомнил их последний вечер и покраснел – от стыда и гнева.

Им доводилось ссориться и раньше – даже в первые дни совместной жизни. Но он не придавал этому значения – у какой супружеской четы не бывает споров?

Тогда их ссоры были как летние дожди – внезапные, шумные и скоротечные - вслед которым всегда спешили солнце и радуга.

Но с годами споры становились все ожесточеннее, оставляя после себя в сердце тяжесть и сумрак.

Особенно они участились после рождения Атаринке Куруфинвэ, которое почти совпало с появлением у Феанаро дерзновенного плана создать камни, в которых горел бы свет обеих Древ - камни столь прекрасные, что самих Валар повергли бы в изумление.

Нерданэль этот его замысел не пришелся по сердцу сразу же. Она сочла, что это говорит в нем гордыня. Феанаро до сих пор не мог понять ее слов о том, что порой тягу к познанию и созиданию нужно укрощать. Ведь ни один мастер, ни один творец не примет для себя подобных ограничений!

Поэтому он не прислушался к ее словам. И Камни, эти Камни вышли еще лучше, еще прекраснее, чем он представлял. Настолько, что сама Варда сравнила их с собственными творениями и благословила их.

Но глупая беспричинная тревога Нерданэль не рассеялась. Она сказала, что не желает видеть Сильмариллы в их доме.

Конечно же, Феанаро и так не стал бы хранить их у всех на виду, но его искренне смешило поведение жены – она вела себя так, словно какие-то драгоценности могли навлечь на них беду или отнять его сердце у его семьи.

Он просто любил смотреть на них. Вот и все.

А как часто она выговаривала ему за скверное обращение с сыновьями! Как будто он делал что-то во вред его мальчикам или не в их же интересах.

Но Нерданэль говорила, что он слишком строг с ними и подавляет их волю, совершенно не замечая того, что он лишь хочет научить их жить так, чтобы использовать свои способности в полную силу. Любой наставник, любой мастер относится к своим ученикам также, и не должно делать исключений только в силу их родственных связей. Они вполне способны достичь мастерства его уровня. Но разве это возможно, если заниматься этим урывками и спустя рукава?! Будет у них еще время бегать по лесу или петь. Он лишь требует от них серьезного отношения к достойной работе – кузнечному делу, обработке камней и прочим искусствам, уважаемым среди нолдор. Разве она не понимает, что своим сюсюканьем, мягкотелостью лишь ослабляет их? С таким отношением из них не только настоящих мастеров, но и настоящих мужчин-то никогда не получится.

Последней каплей оказалось рождение близнецов, которое каким-то невероятным и нелепым образом окончательно разрушило их чувства и тягу другу к другу.

Феанаро был терпелив и внимателен после их появления на свет, понимая, что Нерданэль требуются сейчас помощь и время, чтобы восстановить силы после беременности и тяжелых родов. А уж каково справляться с двумя детьми одновременно!

Но время шло, она уже отняла малышей от груди, но все также вздрагивала от любого его ласкового или игривого прикосновения. И столь же явно Нерданэль не была заинтересована в создании союза феар. Не то, чтобы ему очень хотелось оставить в прошлом наслаждения плотской любви - его жена все еще пробуждала в нем влечение тела, кроме того, у них все еще не было дочери,… но ради нее он охотно согласился бы заключить союз душ, пожелай только этого Нерданэль. И она уже родила ему семерых детей – семья на зависть любому мужчине. Но…

Эта ее необъяснимая холодность, замкнутость наряду с упорным нежеланием обсуждать причины этой отчужденности, повергали Феанаро в печаль и гнев.

«Если бы не отвергла меня той ночью! Я был сам не свой тогда и поступок мой жалок и мерзостен, признаю, но я бы никогда не пошел на такое, будь ты хоть чуть-чуть откровенней со мной! Зачем ты заставила меня сойти с ума? Чем я заслужил такую холодность?»

Он пытался загладить свою вину.

Тщетно.

Нерданэль не желала даже слушать его и еще до истечения дня покинула дом, вернувшись к ее отцу и матери. Хоть незримая связь, соединившая их двоих в день свадьбы, не прервалась - ведь ее могло прервать только вечное пребывание одного из них в Покоях Мандоса - с их браком, видимо, было покончено. И теперь жизнь Феанаро освещал лишь один свет - свет Камней, которые он держал сейчас в руках.

«Я отдал бы даже вас, - с тоской подумал он, сжимая Сильмариллы в своих покрытых мозолями ладонях. – Если бы она вновь озарила мою жизнь. Как же мне ее не хватает!»

Он услышал, как заскрипела, медленно открываясь, дверь, и его тоска тотчас же сменилась раздражением на это неожиданное и нежеланное вторжение.

«Могут мне дать хоть немного покоя?»

Вслух же сказал:

- Если бы я нуждался в помощи или обществе – то сказал об этом. Уходи.

- Прости за беспокойство, отец. – Феанаро узнал голос своего старшего сына. – Ты не видел Амбар… то есть я имею в виду, Питьяфинвэ и Телуфинвэ? Они, случайно, не у тебя?

- Разумеется, их тут нет! Хоть раз используй голову по назначению, Нельяфинвэ! – Бросил Фэанаро, всё также оставаясь сидеть к сыну спиной. – Ты же знаешь, что я не пустил бы их в мастерскую в их-то возрасте. Я ясно выразился? – Добавил он, когда, несмотря на его раздраженный ответ, сын не поспешил оставить его одного.

- Они… их нигде нет. Макалаурэ и я не можем их найти, хоть проверили уже все возможные места… - Путано принялся объяснять Нельяфинвэ.

Когда отец повернулся к нему лицом, то, казалось, юноша даже стал ниже ростом.

- Точнее – это ты не уследил за ними…за собственными братьями. – Медленно, с расстановкой произнес Феанаро, чувствуя, как закипает в сердце гнев. - Ты хоть что-то способен делать хорошо?

- Мне очень жаль, отец. – Почти прошептал Нельяфинвэ. – Они, должно быть, ушли ночью… Я не позволю, чтобы такое повторилось, обещаю!

Принц нолдор молча смотрел на своего первенца, сгорбленного и трясущегося, как лист на ветру, и все также стоявшего в дверях мастерской… и внезапно ощутил острый приступ отвращения.

«В чем я провинился, чтобы заполучить в сыновья такого бесполезного дурня?»

Прежде чем успеть осознать, что делает, Феанаро коротко и сильно ударил сына по лицу. Нельяфинвэ, который прежде получал удары только в тренировочных боях, просто остолбенел и потрясенно и неверяще уставился на отца. Выражение широко распахнутых серых глаз на миг пробудило в Феанаро чувство вины, но он отогнал его.

- Ступай в дом.

Нельяфинвэ тут же скрылся за дверью.

Феанаро же, некоторое время постояв на месте без движения, вернулся к скамье, на которой оставил Сильмариллы. Аккуратно уложив Камни в оббитый бархатом ларец, убрал их в тайник, после чего сам направился в дом, чтобы организовать поиски своих младших сыновей.

***


Амбарусса не знали, как долго они шли вдоль реки в поисках переправы – они знали лишь, что хотят кушать, что у них болят ножки, и что гора, увы, не стала ближе.

А что, если не найдется ни брода, ни моста?

Амбарусса еще не умели плавать, но, быть может, им удастся переплыть на тот берег, держась за ветки? Когда-то давно-давно, когда они еще были маленькими, они видели, как по воде плавают огромные птицы и возят на своих спинах Эльдар. Когда они спросил об этом у папы – он рассмеялся и сказал, что это вовсе не птицы, а лодки, и делают их из деревьев. Если в деревянной лодке можно плавать даже по морю, по большой воде, то разве часть дерева не поможет им переплыть реку?

Об этом они могли только гадать – но если они не найдут переправу в самое ближайшее время, то иного выбора у них просто не будет.

А река тем временем становилась все уже и беспокойнее – вода в ней текла все быстрее и быстрее. Наконец, они добрались до места, где вода падала вниз с обрыва, на самом краю которого из воды торчало множество камней. Амбарусса решили, что если они будут достаточно осторожны, что им удастся с помощью этих камней перебраться на ту сторону.

Вода страшно гудела, в воздухе стоял туман, во все стороны летели брызги. Мальчикам это место пришлось не по душе. Пожалуй, это была самая страшная вещь, что они видели во время своего долгого пути. Но иного способа оказаться на том берегу не было – и они, стараясь ступать, как можно осторожнее, начали пересекать реку.

Камни были мокрыми и очень скользкими. Также порой их по ногам хлестала холодная вода, отчего те почти онемели. Амбарусса двигались очень медленно и осторожно, не сводя взгляда с противоположного берега. Смотреть вниз не хотелось. Гул воды пугал их.

Переправа затянулась надолго, несколько раз близнецы чуть не поскользнулись и не упали. И все-таки им удалось добиться желаемого. Пусть один из них у самого берега и сверзился в воду - вода была холодной и быстрой, но само место уже неглубоким, и он сумел дойти до берега - едва оказавшись на котором Амбарусса бросились бежать.

«После такого долгого пути гора уже не может быть далеко»!

Они замерзли, промокли, хотели есть и отдохнуть – поэтому, чем раньше они доберутся до мамы, тем будет лучше им самим.


***


- Так ты мне скажешь, как обзавелся таким «украшением» на лице, Руссандол, или как? Особенно я не верю в тот момент, когда «Венец внезапно вскинул морду и…» – ты слишком хороший наездник и слишком хорошо знаешь лошадиные повадки для этого.

Майтимо ничего не ответил, и Финдекано повторять вопроса не стал.

Приехав домой к своему другу, он как раз успел к началу обсуждения плана поисков, и, конечно же, вызвался помочь.

Все присутствующие дружно пришли к мысли, что самым верным способом будет пустить по следу собак - и Тьелкормо тут же направился к Оромэ. Но до его возвращения пройдет время, которое не следовало тратить зря. Поэтому Феанаро решил, что следует осмотреть дорогу, ведущую к Альквалондэ. Поверять дорогу в Тирион не было нужды – так как Финдекано прибыл как раз по ней, но близнецов не встретил.

Майтимо и Финдекано – оба умелые наездники - вызвались проверить эту дорогу. Осмотрев основную дорогу в Гавани, они планировали разделиться и вернуться назад не по ней, а вдоль нее – прочесав окрестности с северной и южной стороны.

Какое-то время они ехали молча, внимательно выискивая хоть какой-то след пропавших малышей. Наконец, Майтимо заговорил:

- Финдекано, ты никогда не думал о том, чтобы покинуть отчий дом, когда войдешь в возраст? Построить отдельный дом и все такое?

- Конечно, думал. Обязательно сделаю это после того как женюсь - моим будущим детям потребуется отдельный дом, чтобы шуметь вволю.

- А просто так, без женитьбы?

- Хм? Но ведь никто не селится отдельно, пока не … во всяком случае я никогда о таком не слышал. К чему эти вопросы, Руссандол? Ты, что – хочешь..?

- Да.

- Никогда не думал, что ты захочешь вот так вот оставить своих отца и братьев.… Им тебя будет очень не хватать, ты и сам это знаешь. Кроме того, как ты собираешься обустраиваться? Я лично с трудом могу представить, как ты приходишь к отцу с просьбой передать тебе твою часть семейных ценностей для того, чтобы построить отдельный дом – не потому что ты собираешься обзавестись своей семьей, а только потому, что тебе надоело жить с ним под одной крышей.

- Тогда я не знаю, куда мне идти и что делать. Думаю, ты прав. Это дурацкая идея.

Финдекано потрясли отчаянье и тоска, прозвучавшие в голосе друга.

- Такого я не говорил! Ты просто сильно удивил меня этим вопросом, и все. Ты ведь всегда можешь переехать в дом к родственникам твоей матери. Ну, или пойти чуть дальше, и обзавестись отдельным жильем. Теперь, когда ты достиг брачного возраста, Майтимо, я уверен, что холостым тебе ходить недолго. С твоей внешностью девушки будут преследовать тебя по всему Аману!

- Думаю, ты прав, Финдекано. В конце концов, так устроен мир. Хотя насчет женитьбы что-то ничего пока в волнах не видно.

- Учитывая, сколько времени ты проводишь в отцовской кузнице и в хлопотах по дому – много ли у тебя было возможностей встречаться с девушками? Разве что с моей несносной сестричкой. Ух, если хочешь сделать доброе дело своему старому другу Финдекано – подожди еще несколько лет, пока Ириссэ чуть подрастет, и женись на ней! Тогда ты сможешь поселиться отдельно, а я и Турукано, наконец, обретем покой. Конечно, твоя будущая невеста – это настоящий пацан в юбке, что может создать определенные проблемы уже тебе…

Шутка Финдекано достигла цели – Майтимо рассмеялся:

- Нет уж, Финдекано, даже ради тебя. Мне искренне жаль того, кто женится на ней – ему я сочувствую даже больше, чем вам с Турукано! А у меня ведь всего лишь шесть младших беспокойных братьев… - Он вдруг прервался и внимательно посмотрел на землю. – Это – след?

Там действительно был заметный отпечаток ноги. Но слишком крупный, чтобы принадлежать кому-то из близнецов. И все же Майтимо и Финдекано, увлеченные своим разговором, едва его не пропустили.

Отрезвленные этим случаем, они продолжили дорогу в тишине.

***


Лес становился все гуще, деревья – все выше, так что теперь близнецам было тяжело забираться на них, чтобы увидеть гору. Но мальчики не слишком волновались, так как были уверены, что находятся уже совсем близко к ней. Вскоре они уже смогут почуять запах дыма из кузниц Аулэ, и он укажет им путь. Затем они найдут дедушку Махтана и маму, и смогут, наконец, отдохнуть.

Свет опять потускнел и налился серебром, и Амбарусса опять припустили бегом, торопясь скорее оказаться в доме у деда. Но вскоре до них донеслись странные звуки.

Это было рычание.

Мальчики остановились. Старшие говорили им, что в лесу живет много опасных зверей, и именно поэтому им и нельзя было ходить туда одним. Быть может, это был рычал один из этих страшных зверей? До сих пор они не встречали на своем пути никакой живности (или же просто не замечали?).

Из-за густых зарослей кустарника Амбарусса и сейчас не могли видеть, кто это был. Медленно и осторожно близнецы раздвинули ветки.

И чуть не рассмеялись от облегчения – это были собачки!

Они любили собачек – их брат Тьелкормо часто приводил в их дом собак Оромэ, и даже однажды позволил им поиграть со щенками. Правда, эти собачки были немного другими - очень крупными и массивными, с мохнатыми серыми шкурами и торчащими ушами.

Амбарусса уже готовы были выйти на полянку, чтобы погладить собачек, как одна из них вдруг зарычала и набросилась на другую. Она совсем не выглядела дружелюбной! И было в выражении ее желтых глаз что-то такое, что заставило мальчиков замереть на месте. Затем они заметили кровь на мордах собак и нечто, тоже всё в крови, на земле между ними.

Собачки кушали!

Тьелкормо говорил им, что никогда не следует мешать собачкам, когда те кушают, иначе они решат, что ты хочешь забрать у них еду и могут укусить. Амбарусса вовсе не хотелось, чтобы их покусали, и поэтому они тихо стояли в кустах, пока эти большие серые собачки ели, время от времени рыча и скалясь друг на друга.

На это ушло много времени, но, наконец, они насытились и убежали прочь, и Амбарусса вновь смогли продолжить свой путь. Им не хотелось рассматривать вблизи остатки «пиршества», поэтому на полянку они выходить не стали, а обошли ее стороной.

После чего опять устремились вперед – в серебряный свет и в лес, за которым их ждали дом у подножья горы и их мама.



Продолжение следует.




Примечания:


Имена персонажей:


Квенья (отцовское – материнское - прозвище) – Синдарин

Куруфинвэ Феанаро – Феанор

Нельяфинвэ Майтимо Руссандол – Маэдрос

Канафинвэ Макалаурэ – Маглор

Туркафинвэ Тьелкормо – Келегорм

Морифинвэ Карнистир – Карантир

Куруфинвэ Атаринке – Куруфин

Питьяфинвэ Амбарусса – Амрод

Телуфинвэ Амбарусса – Амрас

Финдекано – Фингон

Турукано – Тургон

Ириссэ – Аредэль

Нолофинвэ – Финголфин

Арафинвэ – Финарфин



Часть 1:
www.diary.ru/~mlmaos/p147575369.htm

Вопрос: Спасибо за перевод?
1. Да  10  (100%)
2. Нет  0  (0%)
Всего: 10

@темы: Феанор и К, Толкин, Перевод, Нерданэль, Иногда взрослые тоже играют в прятки

URL
Комментарии
2011-10-03 в 20:36 

Норлин Илонвэ
Имбирный эльф и другие
Интересный текст, спасибо переводчику :)
Вот только от концепта "Феанаро - домашний тиран" как всегда неприязнь.

   

Звездный перекресток

главная