12:27 

Перевод. "Иногда взрослые тоже играют в прятки". Толкин, Сильмариллион. Часть 3.

Альскандера
"А хотя бы я и жадничаю - зато от чистого сердца!" (с)
Название: Иногда взрослые тоже играют в прятки
Fandom: «Сильмариллион» Дж. Толкина.
Автор: Ithilwen of Himring
Переводчик: Альскандера
Персонажи: Феанор/Нерданэль, феаноринги, Фингон, Финвэ, Оромэ.
Рейтинг: R
Краткое содержание: Нерданель покидает Феанора и маленькие Амрод и Амрас убегают из дома, чтобы найти маму.
Предупреждения: angst, семейная драма, ГЕТ и насилие (в последней главе, non-graphic), имена на Квенья (список их перевода на Синдарин приводиться в конце каждой главы).
Авторские права: Мир Арды и персонажи принадлежат Дж. и К. Толкинам, рассказ - Ithilwen of Himring, перевод – Альскандере. Никаких доходов с этого рассказа ни автор, ни переводчик не имеют.
Оригинал рассказа: ithilwen-fics.dreamwidth.org/7522.html
Разрешение на перевод: получено
Размещение перевода в Сети: свободное, только пришлите, пожалуйста, ссылку
Всего частей: 6

Первая часть: mlmaos.diary.ru/p147575369.htm
Вторая часть: mlmaos.diary.ru/p167483428.htm

На Фикбуке с другими работами:
Альскандера на «Книге фанфиков»



«Ну, попадись вы мне, братцы... Пожалеете, что на свет появились!» - Думал Тьелкормо, когда ехал по лесу вместе с Вала Оромэ.

Тьелко не очень-то обрадовало распоряжение отца попросить у Оромэ на время его волшебных псов. Словно бы Феанаро не понимал, что сын со стыда сгорит, тревожа Владыку по такому поводу. Но когда тот принялся расспрашивать, почему его юный ученик так сильно задержался, а эльда в ответ смог выдавить лишь вышеуказанную просьбу, Оромэ вполне предсказуемо стал настаивать на причине, по которой они так срочно ему понадобились. Пришлось рассказать ему обо всем.

Его семья выставила себя на посмешище и все из-за этих глупых сорванцов! Хуже того - Вала настоял на том, что тоже примет участие в поисках. Тьелкормо хотелось провалиться от стыда.

«Ну, по крайней мере, не мне пришлось сидеть дома и присматривать за Куруфинвэ». - Мрачно отметил он, наблюдая, как собаки снуют между деревьями и кустами, тщательно все обнюхивая.

Это неблагодарное занятие поручили Карнистиру, сказав, что «кто-то должен быть дома, если ваши братики вернутся, пока нас нет». Конечно, этим словам Феанаро не поверил никто, даже сами младшие, но все-таки...

Майтимо, Финдекано, Макалаурэ и Феанаро, взяв с собой по несколько псов, разъехались в разные стороны; но про Тьелкормо Охотник сказал, что тот еще слишком молод, чтобы ехать одному, и теперь он тащился вслед за Валой, словно сумка с оторванным ремнем — и нести неудобно, и бросить жалко. От одного воспоминания об этих словах лицо Тьелкормо покрывалось багровыми пятнами.

«Вечно от вас одни проблемы. С самого вашего появления на свет. Но этот раз — последний! Если отец не научит вас, как себя вести, то этим займусь я! Мне не придется больше краснеть по вашей вине!»

Из задумчивости его вырвал один из псов, внезапно застывший на одном месте.

- Владыка... - Только и успел произнес он, как пес залаял.

В следующий момент Тьелкормо уже летел следом за Оромэ, а впереди них неслись собаки. Ветки задевали по голове, хлестали лицо - эльда нагнулся и прижался к шее лошади... и внезапно, понял, что улыбается. Кто бы мог подумать - «охота» на пакостных младших братцев, как оказалось, может быть весьма увлекательным занятием!

***

Они шли, шли и шли, но нигде не было и намека на близость Кузницы Аулэ или дома дедушки Махтана. Близнецы даже не были уверены в том, что идут в правильном направлении — деревья здесь были слишком высокими и с такими раскидистыми кронами, что скрывали даже очертания гор.

Амбарусса очень хотелось есть, и еще сильнее — пить, но здесь им не встретилось ни ручья, ни ягод — на ветках кустарников были только листья. Мальчики попробовали жевать некоторые из них, чтобы хоть как-то ослабить голод, но вкус оказался до того противным, что они потом только долго отплевывались.

Ножки у них болели, из лопнувших мозолей и мелких ранок теперь сочилась сукровица — каждый шаг давался через силу. Да и сами Амбарусса уже устали идти.

Надо остановиться и передохнуть!

Мальчики устроились на куче палых листьев, прижались друг к другу, чтобы было теплее и, тихонько всхлипывая, уснули.

Они не знали, как долго проспали, но разбудил их донесшийся откуда-то издали резкий звук, походивший на вой.

Собачки!

Амбарусса еще плотнее прижались друг к другу, вслушиваясь.

Да, эти собачки определенно направлялись к ним — вой становился все громче. Они вдруг вспомнили, как серые собачки рычали и бросались друг на друга, и внезапно им очень захотелось, чтобы эти собачки их не нашли. Не обращая внимания на боль в ногах, они встали и бросились бежать.

Близнецы бежали так быстро, как только могли, путаясь в зарослях кустарника, то и дело спотыкаясь, но вой и тявканье слышались все ближе.

Собачки бегают быстрее, чем Амбарусса!

Почуяв, что их уже почти настигли, близнецы заозирались кругом, ища, чем можно было бы отогнать собачек, но все что им попалось — тонкие гибкие прутики. И едва они успели схватить их в руки, как раздался сильный шум — то настигающие их собачки рвались к ним, ломая и сминая кустарник.

К удивлению Амбарусса эти собачки не походили на тех — серых, которых они видели раньше. Эти собачки были пестренькие и ушки у них не стояли, а болтались, как у тех, с которыми играл их брат Тьелкормо. И эти собачки были дружелюбными, хоть и очень шумными. Они выли и лаяли, но виляли хвостами и лизали лица маленьким эльдар.

А потом вновь послышался нарастающий гул и следом за собаками появились два всадника. Конь одного из них был ослепительно белым, и от сидевшего на нем высокого мужчины исходило яркое сияние. Другой жеребец был карим и не таким крупным, а правил им их брат Тьелкормо!

И он глянул на них так сердито, что Амбарусса даже шарахнулись от него, когда тот спешился и направился к ним.

- Вы хоть понимаете, что вы устроили?! - Близнецы попытались сказать ему, что хотели дойти до подножья гор, но брат явно не собирался их слушать. - А ну идите сюда! И побыстрее! - Приказал он, когда те застыли, оцепенев от страха.

- Довольно, Тьелкормо. - Произнес сияющий незнакомец, и рассерженный их брат сразу приумолк.

Мужчина подозвал к себе собак и, приказав им держаться возле его коня, подошел к Амбарусса. Он был очень высоким, но когда опустился на колени, дети смогли увидеть его лицо. В отличии от их брата, кажется, он совершенно не сердился.

- Идите сюда, Амбарусса. - Мягко позвал он. - Настало время возвращаться домой.

Они не хотели домой — они хотели попасть к подножью гор, где жил Аулэ, чтобы увидеть дедушку Махтана и маму. Но они так устали и проголодались, что у них просто не было сил спорить. Поэтому близнецы подошли к дружелюбному незнакомцу. Он дал Амбарусса попить воды, а потом усадил верхом. Один из близнецов оказался на белом коне, а другой - перед Тьелкормо.

Так Амбарусса направились домой, где они опять будут со своим отцом и братьями. И так далеко от мамы, как никогда прежде.

Их долгое и опасное путешествие оказалось напрасным.


***

Возвращение близнецов в дом Феанаро было тихим, даже каким-то безрадостным. Грустные и измотанные, они вовсе не спешили навстречу родным и даже не проронили ни слова, когда Владыка Оромэ передал их отцу, на лице которого в первый миг отразилось искреннее облегчение от того, что они вернулись невредимыми. Но как только его младшие сыновья раскрыли причину своего побега, лицо его превратилось в бесстрастную маску и лишь в глубине глаз можно было разглядеть мучительную боль, которую причинили их невинные слова.

Майтимо помог отцу накормить и искупать Амбарусса, обработать их многочисленные ранки и царапины, и уложить в постель. Оба заснули, едва лишь коснувшись головой подушки, после чего Феанаро почти сразу же ушел, а Майтимо задержался — присев на край постели, он смотрел на своих младших братишек и молча благодарил Эру и Валар за их возвращение. Внезапно со стороны двери до него донесся негромкий стук. Поднявшись и подойдя ближе, он увидел, как отец устанавливает на дверь защелку.

- Что ты делаешь, отец? - Спросил он, хоть ответ был очевиден.

Феанаро даже не взглянул в его сторону.

- Вешаю на дверь замок. С этого дня и каждый вечер, как только Питьяфинвэ и Телуфинвэ лягут в постель, дверь в их комнату будет запираться.

- Но отец, - в ужасе воскликнул Майтимо. - Они же не животные, чтобы держать их взаперти, как в клетке. Они...

- Дети. - Коротко произнес Феанаро, прерывая его. - Которые слишком малы, чтобы что-то понимать, и которые своим поведением показали, что их нельзя оставлять без присмотра. Я не позволю им уйти снова. Эта дверь будет запираться каждый вечер и оставаться запертой до утра — до тех пор, пока я не дам иного распоряжения. Каждую ночь, Нельяфинвэ. Ты меня понял? - Спросив это, он, наконец, развернулся к сыну, и ледяное выражение глаз Феанаро ясно сказало, что он совершенно серьезен. И что столь же серьезным будет наказание за непослушание.

- Да, - чуть слышно ответил Майтимо. - Я понимаю.

«Ты, как всегда, все делаешь по-своему, отец. Но неужели ты действительно считаешь, что это - лучший способ одолеть те несчастья, что выпали на долю нашей семьи? Маленькие Амбарусса страдают - неужели ты это не видишь? И не понимаешь, что таким способом защищаешь лишь их тела, не души?! Но разве ты хоть когда-то прислушивался к моим словам? Пытаясь спорить с тобой, я навлеку лишь больше бед на них и на себя самого».

- Хорошо. - Ответил Феанаро, вновь возвращаясь к работе. - Позаботься рассказать об этом остальным... Не хотелось бы, чтобы кто-то случайно или намеренно нарушил это распоряжение. Я прошу понять - все это ради безопасности самих Питьяфинвэ и Телуфинвэ. Они -мои дети, и я - их отец, сделаю все, что потребуется, чтобы оградить их от... любой беды.

Вскоре засов был установлен, и услышав, как он щелкнул, Майтимо даже чуть вздрогнул. Он вспомнил себя самого — еще ребенком. Как, иногда просыпаясь средь ночи, он не мог заснуть и тихонько выходил во двор, чтобы увидеть еле заметное в серебряном свете Тельпериона сияние звезд. Или же приходил в родительскую спальню - и как хорошо было, увидев дурной сон, улечься между отцом и матерью, и ощущая тепло их и тел и ласковые объятия, чувствовать себя в полной безопасности.

А что было бы, если однажды ночью, он проснулся и понял, что заперт, что в ловушке?

Когда отец ушел, Майтимо прижал к прохладному дереву ладонь и прошептал:

- Мне очень жаль, маленькие. Но я ничего не могу изменить.



Примечания:


Имена персонажей:
Квенья (отцовское – материнское - прозвище) – Синдарин


Куруфинвэ Феанаро – Феанор

Нельяфинвэ Майтимо Руссандол – Маэдрос

Канафинвэ Макалаурэ – Маглор

Туркафинвэ Тьелкормо – Келегорм

Морифинвэ Карнистир – Карантир

Куруфинвэ Атаринке – Куруфин

Питьяфинвэ Амбарусса – Амрод

Телуфинвэ Амбарусса – Амрас

Финдекано – Фингон

Турукано – Тургон

Ириссэ – Аредэль

Нолофинвэ – Финголфин

Арафинвэ – Финарфин


@темы: Иногда взрослые тоже играют в прятки, Нерданэль, Перевод, Толкин, Феанор и К

URL
Комментарии
2013-01-27 в 22:00 

Норлин Илонвэ
Имбирный эльф и другие
Увлекательно, но Феанаро-тиран печалит.
Спасибо переводчику :) Жду продолжение :)

     

Звездный перекресток

главная