20:54 

Революция - событие, которое настигает и в гробу.

Альскандера
"А хотя бы я и жадничаю - зато от чистого сердца!" (с)
Осквернение королевских гробниц в аббатстве Сен-Дени в 1793—1794 годах — один из эпизодов Великой французской революции, в ходе которого могильные плиты французских монархов были разрушены, а останки извлечены и осквернены.



Французская статья.
Довольно злая и ироничная по отношению ко всем сторонам события.
Будет интересна людям, выросшим на романах Дюма, Дрюона и Голонов, и лелеющих память о "прекрасной Франции", ее королях и королевах.



12 октября 1793 Король-Солнце слышит сильные удары, сотрясающие стены склепа, где он покоится уже 78 лет в компании своих предков. Больше невозможно вздремнуть, так что ли? Он удивляется, злится. Он смотрит на своих отца и мать, похоже, что шум не пробудил их от последнего сна. То же безразличие у других обитателей склепа. Вдруг факелы разрывают темноту. Ослепленный, Король-Солнце вынужден попросить солнечные очки у Филиппа Маневра... Врывается кричащая толпа. Некоторые из них берутся за гроб дедули Генриха IV, который они потрошат ударами молотков. Наконец, покой возвращается. 13 октября ничего не происходит, атмосфера вновь становится мертвенной. Людовик XIV засыпает. Но ненадолго, так как уже 14 октября захватчики возвращаются. Великий король чувствует, что его гроб несут неопытные руки. Он предупреждает: «Берегитесь моих свищей!» Его не слушают.

Что же происходит? Ничего особенного: республика, воюющая против остальной Европы, нуждается в свинце для изготовления пуль. А ведь все эти сваленные в базилике Сен-Дени гробы ― тонны свинца. Идея грабежа принадлежит Барреру, который от имени Комитета общественного спасения предлагает Национальному собранию уничтожить королевские гробницы, дабы отпраздновать первую годовщину штурма Тюильри (10 августа 1792). Идею находят отличной. 1 августа 1793 года появляется указ, в котором говорится: «Гробницы и мавзолеи бывших королей, воздвигнутые в церкви Сен-Дени, в храмах и других местах по всей территории Республики, будут разрушены 10 августа».

Между 6 и 8 августа рабочие начинают разбивать могилы Меровингов и Каролингов в базилике. Но осквернение на этом останавливается. Лишь в субботу 12 октября около 15 часов рабочие, назначенные исполнять эту печальную работу, возвращаются. Они начинают с разрушения гробницы Тюренна, маршала Франции, убитого ядром в 1675 году у Засбаха. Слава этого великого маршала останется нетронутой. Проникнув в гроб, рабочие обнаруживают идеально сохранившееся тело. Если они не сбросили его в вырытую по такому случаю яму, то лишь потому, что «по решению нескольких важных персон», тело было передано привратнику церкви по имени Хост. Он выставил тело Тюренна в ризнице церкви, куда в течение восьми месяцев тысячи посетителей приходили на него поглазеть. Чтобы заработать немного денег, Хост сбывает зубы маршала богатым любителям сувениров. Камиль Демулен, в свою очередь пришедший отдать честь маршалу, обнаруживает Тюренна беззубым. Поэтому, ввиду отсутствия зубов, он берет себе палец. В июне 1794 года профессор парижского Музея естественной истории узнает о существование тела и требует его для музея в Ботаническом саду, где тело помещается между слоном и носорогом. Лишь в 1800 году Тюренн оказывается, наконец-то, в соборе Инвалидов.

Пятьдесят четыре гроба

После гроба Тюренна рабочие атакуют склеп Бурбонов, в который они проникают, разбив стену, тем самым пробудив Людовика XIV. Сюрприз: склеп перенаселен, как трущоба в 18-м округе Парижа. В пространстве, которое составляет шестнадцать метров в длину и шесть метров в ширину (менее ста квадратных метров), насчитывается пятьдесят четыре сожителя, размещенных в покрытых бархатом или муаром дубовых гробах, расставленных на изъеденных ржавчиной железных подставках. Они расположены в два длинных ряда, разделенных узким пространством. Если это место успокоения настолько скромное, то потому, что у первого из династии Бурбонов, убитого Генриха IV, не было времени подготовить себе достойную могилу. Его гроб был оставлен во временном хранилище. Впоследствии туда запихивали всех его преемников, не потрудившись построить более заметный памятник. Последним из вселившихся в склеп стал старший сын Людовика XVI, Луи Жозеф Ксавье Франсуа, умерший в семилетнем возрасте в 1789 году.

Под руководством подрядчика Селлье, нескольких комиссаров Конвента и представителей комитета по делам искусств, рабочие начинают с гроба пылкого Генриха IV. Они разбивают дерево ударами молота, а затем разрезают ножницами свинцовый саркофаг, находящийся внутри. Король появляется. Его гроб прислоняют к колонне. Толпы народа приходят им полюбоваться. Саблей солдат отрезает длинную прядь с его бороды. «Я тоже французский солдат! Теперь у меня не будет других усов», ― восклицает он, прикладывая волосы к верхней губе. Затем муниципальный служащий делает слепок с головы.

Наступает ночь, рабочие уходят, оставив на следующий день продолжение операции. Следующий день ― воскресенье, 13 октября. Но в воскресенье не работают, так что осквернение могил Бурбонов начинается в понедельник, 14 октября 1793. Сохранилось несколько описаний, в том числе 29-летнего Анри-Мартена Манто, друга отца Дрюона, бывшего настоятеля аббатства Сен-Дени, который стал его архивариусом. Он пришел из любопытства. Когда он входит в хранилище, рабочие только что вскрыли свинцовый гроб Марии Медичи, второй жены Генриха IV. Внутри они находят несколько костей, лежащих в отвратительной массе. Двое или трое санкюлотов вычерпывают ее лопатами, чтобы забрать свинец. Тем временем, рассказывает Манто, раздаются проклятия в адрес останков несчастной королевы, которую они обвиняют в убийстве мужа. Толпа ожесточается. Самые смелые вырывают последние пучки волос, все еще оставшиеся на черепе. Они передают их из рук в руки. Манто протягивает свою, и уходит с несколькими прядями, которые он запихивает в карман. Рабочие переходят к вскрытию гроба Анны Австрийской. Они обнаруживают сгнившее тело, завернутое в толстую ткань рыжего цвета. Это костюм францисканского третьего ордена.

«Труп сохранил форму»

Манто достаточно насмотрелся, он выходит из склепа вместе с отцом Дрюоном. Оба останавливаются перед Тюренном, который еще не переехал к привратнику, затем они заглядывают в яму, куда по мере вскрытия гробов сбрасывают тела. «Уже принесли и бросили в яму тела Генриха IV и Людовика XIII. Первый в течение двенадцати часов оставался в нижней часовне, выставленный на почитание одних и любопытство других. [...] Оба короля были помещены в яму рядом друг с другом. Людовик XIII справа от Генриха IV, но в противоположном направлении от наблюдателя». Другой свидетель, который присутствовал при вскрытии гроба Генриха IV в субботу 12 октября, оставил следующее свидетельство: «Труп сохранил форму, так что можно было узнать любимые черты; присутствовавшие негодяи, да и сам Робеспьер, были охвачены непроизвольным ужасом, все они приблизились и с почтением вырвали из бороды Генриха несколько волос, которые с тех пор носили в кольцах как реликвию».

Манто видит мужчин, несущих большой дубовый гроб. Надпись на боку сообщает, что нанимателем помещения является Людовик XIV. Вскрывают свинцовую оболочку, из-под которой появляется тело Короля-Солнца. Любопытно, тело кажется нетронутым, но имеет цвет черного дерева. Длинную полоску ткани, обвивающую шею, снимают, чтобы увидеть его лицо. «Казалось, что король все еще требовал уважения и что, из-за суровости его черт, угрожал осквернителям». Санкюлоты извлекают тело человека, который был абсолютным хозяином Франции, чтобы бросить его в яму, вверх ногами. И вот он без церемоний покоится на теле своего деда Генриха IV. Собирается толпа, чтобы посмотреть на трех монархов, отца, сына и внука, впервые сжимающих друг друга в объятиях. Стефан Берн падает в обморок... Любопытствующие, не стесняясь, ставят лестницу, чтобы спуститься в яму. Они достают свои iPhone, чтобы сфотографировать друг друга.

Манто, решивший собрать реликвии, тоже спускается вниз. Он приближается к Людовику XIV, пытается оторвать кусок плоти от руки, потом от ноги. Невозможно. Он берется за челюсть, чтобы заполучить зуб; но, черт возьми, они все еще крепко держатся. В конце концов, молодой человек сумел получить ноготь с правой руки. И на том спасибо. Воодушевленный этой первой победой, он заинтересовался телом Генриха IV. Его правая нога у него перед носом, Манто вырывает ноготь с мизинца. Он не одинок в своем желании уйти домой с сувениром. Некий Шарль Брюлэ завладевает челюстью Дагобера, куском черепа Людовика Святого, зубами Генриха III, волосами Филиппа Августа и голенью Екатерины Медичи.

Поток зловонных миазмов

Удовлетворенный, Манто забирается на край ямы, где он видит возчика, который ударами ножа рассекает живот Короля-Солнца и погружает туда руку, чтобы извлечь заменившую внутренности паклю. Под вопли толпы, он тем же способом открывает королю рот. Поберегись!

Новый труп сброшен в яму. Тело крошечное, это Мария-Терезия Австрийская, которая падает рядом с мужем, даже не потрудившись сделать реверанс. Через двадцать три года Манто вернет свои три реликвии Людовику XVIII. Их поместят в склеп Бурбонов, когда сам Людовик XVIII будет там похоронен в 1824 году.

Осквернение возобновляется в среду 16 октября в 7 утра. В тот день рабочие приступают к веселенькой работёнке: двадцать один гроб выпотрошен, их обитатели сброшены в яму. Основные изгнанные правители: Генриетта Французская, Филипп Орлеанский, Карл V, Жанна де Бурбон. Царит ужасный запах. «Большинство тел в стадии разложения. От них исходят густые черные испарения, смрад, от которого избавлялись с помощью уксуса и сжигания пороха, что не помешало рабочим заработать понос и лихорадку, которые, впрочем, не имели дурных последствий», ― пишет один из свидетелей.

Около 12 часов, точно в то время, когда Мария-Антуанетта поднимается на эшафот, гроб Людовика XV перенесен к краю ямы и там разбит. Мудрая предосторожность, поскольку после вскрытия поток зловонных миазмов заставляет любопытных с ужасом отступить. На первый взгляд король кажется хорошо сохранившимся. «Кожа была белой, нос фиолетовым, а ягодицы красные как у новорожденного ребенка, тело плавало в большом количестве воды, образованной за счет растворения морской соли, которой оно было покрыто, не будучи забальзамированым согласно обычаю», ― пишет Ленуар. Но обнаженная гнилая плоть «Возлюбленного» короля издавала такое зловоние, что присутствовавшие солдаты жгли порох и стреляли из ружей в попытке его рассеять. Труп в спешке засыпают известью и землей.

Теперь склеп Бурбонов пуст. Единство семьи прервано навсегда. Но в базилике еще остаются часовни, которые можно пограбить. В три часа дня принимаются за Карла V, умершего в 1380 году, его жену и детей. В гробах только кости, драгоценные камни, короны и скипетры. С 17 по 25 октября все часовни методично очищаются от обитателей и их драгоценностей. Все Валуа проходят через это: Генрих II, его жена Екатерина Медичи и три их коронованных сына. А потом Каролинги и Меровинги. Самый старый ― король Дагобер, умерший в 638 году. После почти двенадцативекового сна, у него не было времени собраться.

Через 24 года тесного соседства в яме, 21 января 1817 года, французские короли и королевы будут вновь эксгумированы, сложены в десяток ящиков и помещены в оссуарий. Нужно сказать, что известь почти полностью их разъела. Людовик XVIII воспользовался случаем, чтобы поместить останки своего брата Людовика XVI и его жены в базилику Сен-Дени. Теперь семья в полном составе.

Перевод:
ursa-tm.ru/forum/index.php?/topic/63141-14-%D0%...

Оригинал:
www.lepoint.fr/c-est-arrive-aujourd-hui/14-octo...

@темы: Франция, История, Интересности

URL
   

Звездный перекресток

главная